ЛЕСНАЯ ГИМНАЗИЯ

 

— Скажи, Анастасия, тебя именно так воспитывали родители?

 

Она ответила мне, сделав небольшую паузу, в течение которой, наверное, вспомнила своё детство. Потом Анастасия села на траву погладила её ладонями и заговорила:

 

— Я почти совсем не помню во плоти своих папу и маму. Меня воспитывали дедушка и прадедушка примерно так, как я сейчас рассказывала тебе, но дело в том, что природу, в том числе и окружающий меня животный мир, я как бы сама хорошо чувствовала, может быть не осознавая до конца всего её предназначения, но это было уже не главным, когда чувствуешь.

 

Я продолжала жить на этой полянке без папы и мамы, но я не была одна. Вокруг в траве множество разных букашечек и жучков жило, я им ручки подставляла, они прыгали по ручкам и ползали, а я рассматривала их и размышляла, для чего они такие разные? Для того, чтобы играть с ними было весело или ещё для чего-то?

 

Большие звери мне тоже нравились, мне с ними тоже было интересно, особенно когда я научилась не просто ходить ножками, но и бегать.

 

Я дружила с волчицей, с медведицей и лисой. Они тоже со мной дружили, а между собой иногда сорились.

 

Я очень хотела понять их язык и мысли. Потому что я хотела понять, почему все они не дают мне от полянки удаляться.

 

Когда никого из больших зверей рядом со мной не было, я часто хотела пойти подальше от полянки по тайге, чтобы посмотреть, что там происходит. Но как только отойду подальше, обязательно кто-нибудь из них преграждал мне путь. Да ещё и строжился на меня ворчанием. А медведица один раз меня лапой отшлёпала. Я тогда на неё так обиделась, что решила никогда не смотреть в её сторону. Она за мной целый день ходит, а я отворачиваюсь от неё. Потом она завыла жалобно. Мне стало жалко её, я подошла к ней и погладила, а она радостно мне ручку и ножки стала лизать.

 

Я поняла тогда, звери разговаривают интонациями звуков и жестами, стала внимательно наблюдать за ними и изучать их язык. А впоследствии поняла: далеко от полянки меня не отпускали потому, что там территории других зверей, которые меня не знают так, как знает всё существующее в моём родовом пространстве.

 

Дедушка и прадедушка время от времени приходили ко мне на полянку, разговаривали со мной. Они часто задавали вопросы, просили меня отвечать на них. У нас старшее поколение относится к младенцу и к маленькому ребёнку как к божеству и через ответы ребёнка проверяет свою чистоту.

 

Я стал просить Анастасию вспомнить какой-нибудь конкретный вопрос и ответ на него. Она улыбнулась и рассказала:

 

— Однажды я играла со змейкой. Поворачиваюсь, а рядом дедушка и прадедушка стоят, улыбаются. Я очень обрадовалась сразу, потому что с ними интересно. Только они могут вопросы задавать, и сердце у них бьётся в таком же ритме, как и у меня, а у животных по-другому.

 

Я подбежала к ним, прадедушка поклонился мне, а дедушка взял меня на колени. Я слушала, как стучит его сердце, и перебирала, рассматривала волосы на его бороде. Молчим все. Думаем. И хорошо так на душе, спокойно и радостно. Потом дедушка спрашивает меня:

 

— Скажи, Анастасия, почему у меня волосы здесь растут, — и показывает на голову и на бороду, — а здесь не растут? — и показывает на свои лоб и нос.

 

Я потрогала его лоб, нос, но ответ не рождался, а говорить необдуманно не могу, нужно самой понять.

 

Когда они пришли в другой раз, дедушка снова говорит:

 

— Вот думать всё продолжаю, почему у меня волосы здесь растут, а здесь не растут? — и снова показывает на лоб и на нос.

 

Прадедушка внимательно и серьёзно на меня смотрит. Тогда я подумала, может, действительно это его серьёзная проблема, и спросила:

 

— Дедушка, а тебе что, очень хочется, чтобы они везде росли? И на лобике, и на носике?

 

Прадедушка задумался, а дедушка отвечает:

 

— Нет, не хочется.

 

— Так потому и не растут, что тебе этого не хочется, — сказала я дедушке.

 

Он задумчиво как бы уже сам себя спрашивает, поглаживая бороду:

 

— А здесь растут, значит потому, что мне так хочется?

 

Я ему и подтвердила:

 

— Конечно, дедушка, и тебе, и мне, и тому, кто тебя придумал.

 

Тут прадедушка как-то возбуждённо спрашивает:

 

— А кто, кто его придумал?

 

— Тот, кто всё придумал, — ответила я.

 

— Но где он, покажи? — спрашивает прадедушка, поклонившись мне.

 

Я сразу не смогла ответить им, но этот вопрос остался во мне, и я стала думать о нём часто.

 

— А потом ответила? — спросил я.

 

— Ответила, через год примерно, и новые вопросы получила, а до того, пока не ответила, дедушки мне новых не задавали, и я очень сильно переживала.

Быстрый переход к книгам

    <<< Назад                                                                                                   Дальше >>>

 Сделай репост ↓

Посети также эти сайты!

Книги представлены для ознакомления, купить их в печатном виде можно здесь.

Создание сайтов - sitearts.ru

Эл. почта