Вольная ли у нас мысль?

 

— Что значит «освободить»? Мысли у всех людей и так свободны.

 

— В условиях быта технократического общества, Владимир, мысль человеческая порабощена рамками и условностями этого мира. Технократический мир может существовать только при условии ликвидации свободы мысли человеческой, порабощения её и поглощения энергии мысли человеческой.

 

— Как-то непонятно мне. Каждый человек за свою жизнь много разного может передумать. Сказать, например, не всё можно. Есть страны, в которых большая свобода слова, в других меньшая, а думать каждый волен о чём угодно.

 

— Это иллюзия, Владимир. Большинство людей вынуждены думать об одном и том же всю жизнь. Это легко увидеть, если разделить разные мыслительные моменты одного типичного человека, живущего в твоём времени, на отдельные временные отрезки, а потом сложить одинаковые мысли. Таким, совсем несложным действием ты определишь главную мысль человеческого сообщества своего времени.

 

— Интересно. Давай вместе попробуем определить эту мысль.

 

— Хорошо. Тогда скажи, какую ты назовёшь цифру средней продолжительности человеческой жизни?

 

— Это важно?

 

— Не очень, при одинаковости мышления, но цифра нужна для дальнейших расчётов.

 

— Хорошо, век человека в нашем времени восемьдесят лет.

 

— Итак, человек родился. Точнее будет сказать — обрёл материальный план своего бытия...

 

— Лучше просто родился, так понятнее.

 

— Хорошо. Ещё маленький ребёнок смотрит на мир, который ему предстоит познать. Одежду, жилище, пищу ему обеспечивают родители. Но также родители своим поведением, отношением вольно или невольно стремятся передать ему свои мысли и отношение к окружающему миру. Видимый процесс познания длится примерно восемнадцать лет, и все эти годы технократический мир пытается внушить молодому человеку свою значимость. Далее, в оставшиеся шестьдесят два года, можно предположить, что человек может распоряжаться сам направлением работы своей мысли.

 

— Да, может, а ты говорила, что её кто-то сковывает.

 

— Говорила. Вот и давай посчитаем, сколько времени он волен свободно думать.

 

— Давай.

 

— Ежедневно определённое время человек спит, отдыхает. Сколько часов человек ежедневно тратит на сон?

 

— Как правило — восемь.

 

— Мы взяли за основу шестьдесят два года жизни человека, умножив их на восемь часов ежесуточного сна, с учётом високосных лет получится, что 181160 часов своей жизни человек спит. Ежедневный восьмичасовой сон выливается в двадцать один год непрерывного сна. Отнимем двадцать один год от шестидесяти двух лет жизни и получим сорок один год бодрствования. Во время бодрствования большинство людей занимается приготовлением пищи. Сколько, по-твоему, человек тратит на приготовление и приём пищи?

 

— Женщины в основном готовят, правда, мужчинам приходится больше времени тратить, чтобы заработать на продукты.

 

— И сколько же, Владимир, уходит, по твоему мнению, на приготовление и приём пищи ежедневно?

 

— Ну если учесть закупку продуктов, приготовление завтрака, обеда и ужина, то часа три, наверное, в будний день. Только не все в семье занимаются приготовлением, остальные едят, ну, может, закупать продукты помогают, посуду мыть, так что на каждого человека часа два с половиной приходится.

 

— На самом деле больше, но будь по-твоему, возьмём всего два с половиной часа в день, умножим их на количество прожитых дней и получится 56 612,5 часов, или 2359 дней, или 6 лет. Отнимем их от 41 года, останется 35 лет. Чтобы иметь возможность получить пищу, одежду и жилище, человек, живущий в технократическом мире, должен выполнять одну из необходимых этому миру функций — работать. Я хочу обратить твоё внимание, Владимир, человек должен работать, заниматься каким-то делом не потому, что оно ему очень нравится, а в угоду технократическому миру, иначе человек будет лишён жизненно важного для него.

 

Сколько же времени вынуждено тратить большинство людей ежедневно на работу?

 

— В нашей стране — восемь, да на дорогу к ней и обратно ещё примерно часа два уходит, но каждую неделю два выходных бывает.

 

— Вот и попробуй посчитать сам, сколько условных лет своей жизни человек тратит на далеко не всегда любимую им работу.

 

— Долго считать без калькулятора, ты сама скажи.

 

— В общей сложности за тридцать лет так называемой трудовой деятельности десять лет он непрерывно работает на кого-то, а точнее на технократический мир. И теперь от 35 лет жизни мы должны отнять эти десять лет, останется 25.

 

— Чем ещё занимается ежедневно человек на протяжении своей жизни?

 

— Телевизор смотрит.

 

— Сколько времени ежедневно?

 

— Часа три, не меньше.

 

— Эти три часа выливаются в восемь лет непрерывного сидения у экрана телевизора. Отнимем их из оставшихся двадцати пяти — получится семнадцать. Но и это время еще не свободно для занятий, присущих только человеку. Человеческая мысль инертна. Она не может резко переключаться с одного на другое. Какое-то время мысль анализирует полученную информацию. В общей сложности среднестатистический человек за всю свою жизнь думает над мирозданием всего 15–20 минут. Кто-то вообще ни разу об этом не задумывается, кто-то размышляет несколько лет. Каждый сам для себя может определить, проанализировав прожитые годы. Каждый человек индивидуален — он более значим, чем взятые все вместе галактики, ибо способен их творить. Но каждый человек — частичка сообщества человеческого, которое в целом и можно рассматривать как единый организм, единую сущность. Попав в капкан технократической зависимости, великая сущность Вселенной замыкается на саму себя, теряет истинную свободу, становится зависимой, включает механизм самоуничтожения.

 

Иной, отличный от обыденного, образ жизни ведут люди, которые живут в поселениях будущего. Их мысль вольна и человечна, в едином слита устремлении она, из тупика выводит сообщество людское. Галактики трепещут в радостном предчувствии пред слившейся в единое людской мечтой. Рожденье новое и сотворенье увидит мирозданье вскоре. Прекрасную планету новую материализует их человеческая мысль.

 

— Ну надо же, как ты о поселенцах высокопарно говоришь. А внешне они просто люди.

 

— И внешний облик их отличие имеет. Сияние энергии великой в нём. Внимательнее посмотри, вот едут бабушка и внук...

 

Книга 5. Кто же мы? (2001)