ВСТРЕЧА С ОБРАЗОМ СВОИМ ПЕРВОЗДАННЫМ

 

— Анастасия, всё, что ты показала и рассказала о темноволосом и светловолосом юношах, о девочке Анасте, это всё существовало в реальности или лишь в твоём воображении?

 

— Ответ на этот вопрос ты сам выбирай, Владимир.

 

— Ну, как же сам? Только ты можешь сказать, точно в реальности это происходило или в твоём воображении?

 

— Скажи, Владимир, в моём рассказе какая-то новая информация для тебя появилась?

 

— Ещё бы, конечно появилась. И информация, и образы, да ещё какие!

 

— Значит, информация существует?

 

— Да существует, её необходимо проанализировать, осмыслить. И вопросы у меня есть.

 

— Если информация появилась, следовательно, существует и её источник.

 

— Конечно. Источник должен быть.

 

— Информация — это образ. Образ — это информация. Если кто-то захочет стереть в тебе информацию, он постарается доказать тебе, что образа в реальности не существует. И стоит тебе согласиться с нереальностью образа, ты сам сотрёшь в себе принятую от образа информацию.

 

— Ну а если какой-то образ создан человеком, от кого в этом случае исходит информация?

 

— От образа.

 

— Почему от образа, если его создал какой-то конкретный человек?

 

— Если у тебя, Владимир, родился ребёнок, который поведал всем людям и тебе, в том числе, новую информацию, кто источник новой информации?

 

— Ребёнок, конечно. Но образ — это ведь не ребёнок, имеющий материальное тело. Образ может быть и нематериальным.

 

— Значит, отличие лишь в том, что в первом случае ты видишь материальное тело, а во втором нет?

 

— Может, и не совсем так, просто с телом как-то привычнее, достовернее выглядит.

 

— Полного доказательства видимое тобой тело в себе не несёт. И мало того, может вводить в заблуждение.

 

— Это уж точно. Может! В уголовном кодексе даже статья есть, «мошенничество» называется, это когда с какой-то корыстной целью преступник, имеющий тело, обманывает кого-то. Мне кажется, я всё понял, Анастасия. Если появилась информация, да ещё исходящая от образа, то всё это уже бесспорно существует, и нужно анализировать полученную информацию. А когда мы ударяемся в рассуждения — «существует — не существует», — то тем самым попусту тратим время, лишаем сами себя полученной информации.

 

— Всё верно ты понял, Владимир.

 

— Одно непонятно. Если каждый человек может придумать образ, и он начнёт существовать, то сколько же информации нужно перелопатить, чтобы истинную отыскать.

 

— Совсем немного. Образ действительно придумать может каждый человек, но далеко не каждый образ примут душой и сердцем люди.

 

— Ну да. Конечно же, не каждый. Вообще, спасибо тебе, Анастасия, интересно ты про образ говоришь. Скажи ещё об образе, что он, по-твоему, собой представляет?

 

— Сам человек есть не что иное, как материализованный образ, и будучи материализованным образом, сам человек может создавать своею мыслью и материализовывать образы. В этом заключается его никем и ничем не превзойдённая сила вселенская.

 

 

 

Если какой-то человек не осознаёт в себе подаренных ему Создателем способностей, то такой человек сам блокирует свою величественную силу и попадает под воздействие других образов, материализуя их замыслы, вплоть до уничтожения самого себя, своей семьи, своего рода, своего государства и всей планеты.

 

 

 

Искусственный технократический мир также создан человеком с помощью энергии образа, навеянного человеку его антиподами. Искусственный мир бренен. Даже самая совершенная машина, здание, любая иная вещь искусственного мира с каждой секундой разрушается и всего лишь за несколько лет превращается в прах или, ещё хуже, во вредоносные для человека отходы.

 

 

 

Сам человек, живущий в искусственном мире, также становится бренным. Ибо трудно человеку, ежеминутно глядя на множество разрушающихся предметов, лишённых способности самовоспроизводства, представить жизнь вечную, создать образ собственной вечности и материализовать его.

 

 

 

Естественный, видимый нами мир существует не миллиарды лет, а значительно больше, ибо сначала он существовал ещё в нематериализованном образе. Учёные, определившие возраст земли, вычислили не дату её рождения, а лишь дату материализации, как один из этапов жизни.

 

 

 

Естественный мир обладает способностью самовоспроизводиться, и эта способность делает его вечным. Создатель, сотворивший вечность, таковым является и Сам. Он Альфа и Омега, и Альфа вновь.

 

 

 

Сказать, подумать может множество людей: что было до рождения Создателя, Его энергий необычных множества? Когда-то ничего не существовало. Ничего! Но вспомни, как сказал о «ничего» Создатель сыну своему: «Из ничего возникнет новое прекрасное рождение тебя, стремленья, душу и мечту твою собою отражая. Мой сын, ты бесконечен, вечен ты, в тебе твои творящие мечты».

 

 

 

Но если из «ничего» возникает нечто, значит и «ничего» участвует в рождении.

 

 

 

Родив, и в том числе из «ничего», Создатель круг замкнул и вечности представил образ человеку.

 

 

 

Знание, понимание и ощущение энергии образа в себе позволяет человеку не умирать, но засыпать сладостным сном. Просыпаясь, воплощаться в нужном ему месте, времени и образе, перед сном созданном.

 

 

 

Познание науки образности ведёт к пониманию всего мироздания, сотворённого Создателем, и сотворению новых прекрасных миров.

 

 

 

Незнание и непонимание науки образности неизбежно приводит к неумелому обращению с совершенным естественным миром и созданию искусственного, примитивного, неестественного мира.

 

 

 

Незнание науки образности делает целые государства и народы игрушками, шахматными фигурками в руках тех, кто знаком с этой великой данностью.

 

— Анастасия, но ведь образы могут быть положительными и отрицательными, как распознать, какой из них полезную несёт информацию, а какой дезинформирует, возможно, с корыстной целью?

 

— Собой, Владимир, образом своим ты распознаешь цену информации любой.

 

— Значит, образ есть у каждого человека?

 

— Конечно же, Владимир, у человека каждого есть образ свой. Собой они разительно отличны.

 

Когда бы каждый человек свой первозданный образ сохранил, скажи, как выглядел бы мир сейчас, Владимир?

 

— Первозданный? Значит, у каждого человека есть или был ещё и первозданный образ? Каким он был?

 

— Божественным! Таким его в порыве вдохновенном родитель наш — Создатель — сотворил.

 

— Он, что ли, Богом был, наш первозданный образ?

 

— Он сыном Бога был, и остаётся им.

 

— Куда же делся этот образ человека первозданный? Образы пьяниц, наркоманов на улицах увидеть можно. Образы проституток — у дорог. По телевизору образы разные кривляются. Где первозданный образ человека увидеть можно?

 

— В себе. Ты сам его представь. Иди к нему навстречу. И с радостью к тебе он устремится. Путь будет радостным. Сближаясь постепенно, вы встретитесь однажды. Вы соединитесь! Ты образ первозданный свой храни, не предавай его другим в усладу.

 

— Но как представить? Вокруг так и сыпется разная информация о несовершенстве человека.

 

То, говорят, он раб вечный, то как кролик подопытный. Знакомый мой недавно мне рассказывал, он где-то в книге прочитал, там сказано, что будто бы людей какие-то инопланетные существа сотворили и теперь питаются их энергией, учат, как неразумных.

 

— Коль хочешь неразумным быть, Владимир, — поверь им.

 

В раба поверишь — породишь в себе раба.

 

Поверишь, что энергией твоей питаются против твоей же воли — будешь чахнуть, действительно отдашь энергию свою.

 

Всё существует, что существующим сам посчитаешь ты.

 

С рожденья самого, значенье человека — сына Бога — принижать пытаются. Но ты заметь, Владимир, всегда за этим кто-то есть, себя стремящийся возвысить. Он не высок, на самом деле, против человека, и возвыситься не может. Ему и остаётся путь один — высокого принизить и не дать ему расти.

 

— Да, Анастасия, ты точно здесь права. Я что-то не могу даже и припомнить ни одной книги или кинофильма, где бы человека представляли как самое сильное существо вселенной. Всегда самыми сильными выступают инопланетяне, а если и люди, то связанные с внеземными силами какими-нибудь. Теперь я понимаю, какому серьёзнейшему и длительному внушению подвергается человек, и конечно же, это не случайно. Кому-то это очень нужно.

 

Если бы действительно человек был слабым и не обладал какой-то загадочной и неведомой силой, то чего его бояться? Зачем тратить столько усилий, доказывая обратное?

 

Ты одна, Анастасия, рассматриваешь человека как сына Бога и самое сильное существо Вселенной. Но это означает, что твоей трактовке образа человека будет противостоять множество других образов. У них отработанные тысячелетиями технологии.

 

Они уже создали множество образов бессильных людей.

 

Много разных учений, принижающих человека. На них работает всемирная пресса, сценаристы и режиссёры, и их много, очень много. Ты, похоже, одна, Анастасия. И всё же ты на что-то надеешься. На что ты надеешься? На что, Анастасия?

 

— На первозданный образ свой. И твой, Владимир, первозданный образ. На первозданность образов людей, которые уже поместья строят. Того, кто в будущем навстречу подлинному своему образу пойдёт.

 

— Анастасия, а ещё они говорят, что нет тебя совсем. А про меня, что я не тот и не такой, как в книгах выгляжу. Теперь я понял, такими действиями они пытаются стереть в людях идущую от твоего образа информацию. Частично у них получается. Есть читатели, даже среди тех, кто строит родовые поместья, которые говорят, что давайте, мол, не будем упоминать имени Анастасии, не будем говорить о книгах, давайте не будем свои родовые поместья называть родовыми поместьями, раз властям кто-то внушает, что названия эти нехорошие. Им за это даже разные уступки предлагают.

 

— А ты, Владимир, как к такому предложению относишься?

 

— Если честно, Анастасия, то и я подумал: раз эти слова кого-то раздражают, может, лучше и не произносить их? Ну, чтобы дело быстрее двигалось. Теперь понял, дело внешне, может, и будет двигаться, только в не совсем нужную человеку сторону. Теперь я понимаю, хотят, чтобы слова «Анастасия», «родовые поместья», «звенящие кедры России» не произносились потому, что за ними сразу возникают сильные образы и информация. Их-то и хотят людей лишить. Я правильно понимаю?

 

— Конечно, Владимир, за каждым словом действительно стоит образ и информация. Бывает, всего за одним словом стоит столь огромный объём информации, что и в ста томах книг не отобразить её, не заменить всего одно это слово.

 

— Но ведь есть слова, которые пробуждают в людях разные образы. Например, слово «война». Одни за этим словом могут подразумевать освободительную войну, другие — захватническую.

 

— Но всё-таки когда это слово произносят, в представлении у людей сразу возникает множество картин сражений, воюющих стран, оружия и многого другого. И пусть картины разными немножко будут, их множество и сходных, а слово ведь одно.

 

— «Родовое поместье», за этими словами тоже множество образов разных может быть?

 

— «Родовое поместье» — это словосочетание, за которым стоят самые сильные образы, способные поместить человека в божественную среду обитания. Сам посуди, Владимир, первые три буквы этого словосочетания являют собой слово «род». А род — это приходящие в жизнь друг за другом люди, и первый из них от Бога. Каждый рождённый сегодня человек становится во главе этой великой цепочки. В его власти поместить свой род в ту или иную среду обитания. В каменную ячейку или в прекрасное пространство своего родового поместья. Или — вообще разорвать родовую цепочку. В его власти питать свой род божественным твореньем иль пищей, не несущей энергии Души.

 

— А при чём здесь пища, Анастасия? Если предки моего рода уже давно не живут.

 

— Живут частички предков всех в тебе, Владимир. Из них и тело, и дух твои.

 

— Ну да из них. Но... Но это означает, что на каждого вновь рождённого человека возлагается колоссальная ответственность за судьбу целого рода.

 

— Да возлагается, Владимир, и каждому даётся власть решать судьбу свою и рода своего.

 

— Согласен, власть даётся. Но большинство людей вообще о своём роде не думают, и их предки, тоже, возможно, не думали. Значит, распался род, идущий от первоистоков, от Бога самого, рассыпался, и нет теперь его?

 

— Родовое поместье, ты вдумайся, пожалуйста, Владимир. Родовое поместье, два слова. Словосочетание одно. Как только произносится оно, так человек, ещё, быть может, не осознавший в полной мере, но в подсознании своём стремление своё озвучил: «Я собираю род свой весь, и помещаю его здесь».

 

     <<< Назад                      Дальше >>>

Книга 10. Анаста (2010)

Предисловие

Начало

Маленькая таёжница

На кого похожа дочь?

В иное измерение

Змеи-посредники

Главный инструмент при строительстве дома

Не торопи своё время

Надо думать

Мамонт Дан

Не сдавайся Родина, я с тобой

Братья-противоположности

Какая у тебя программа бытия?

Кто управляет нашими мыслями

К чему придут эти люди?

Встреча с образом своим первозданным

Собиратель рода своего

Три слова из Вселенского закона

Измерение антиразума

   Искусственный мир

   Исскуственный водопровод

   Ипотека антиразума

   Почему уходит любовь?

   Власть над властью

   Отчего погибают империи

2012 год

   "Я отменяю предречённый ад земли"

Спрут, поедающий людей

Предотвращение планетарной катастрофы

Декларация Родового поместья

Мой одинокий гектар

Барьер недоверия

Состязание магов

Огненная птица

Не суди всуе

Родная партия

Освоение целинных планет

Люди первой цивилизации

Горящая кровь прародителей

Подарок первой земной цивилизации

Телепортация пространства

Письмо к сыну