Проблемы совершенство жизни утверждали

 

 — Всё это было у Адама?

 

— Да, было! Потому мысль быстро его мчалась. За относительно короткий срок он смог предназначение определить всему. Сто восемнадцать лет, как один день, промчались.

 

— Сто восемнадцать лет — до такой старости глубокой один прожил Адам?

 

— Один, в делах захватывающе интересных, Адам жил — первый человек. Его сто восемнадцать лет не старость принесли ему — расцвет.

 

— В сто восемнадцать лет стареет человек, даже долгожителем считается, его болезни, немощи одолевают.

 

— Это сейчас, Владимир, а тогда болезни человека не касались. Век каждой плотской клеточки его длиннее был, но если клеточка и уставала, ей отмереть было дано, то тут же новая, энергии полна, на смену старой клеточке вставала. Плоть человеческая жить могла лет столько, сколько дух его хотел, душа.

 

— И что же получается тогда, что человек сегодняшний не хочет сам подольше жить?

 

— Деянием своим ежесекундно свой сокращает век, и смерть придумал для себя сам человек.

 

— Да как это придумал? Она же сама приходит. Против воли.

 

— Когда ты куришь или пьёшь спиртное, когда въезжаешь в город, смрадом гари воздух насыщающий, когда употребляешь умертвлённую еду и злобой поедаешь сам себя, скажи, Владимир, кто, если не ты сам, приближаешь смерть свою?

 

— Такая жизнь сейчас для всех настала.

 

— Свободен человек. Сам строит каждый жизнь свою и век секундами определяет.

 

— А что, тогда, ну там, в раю, проблемы не существовали?

 

— Проблемы если и вставали, то разрешались не в ущерб, а совершенство жизни утверждали.

 

Книга 4. Сотворение (1999)