Самый богатый жених

    (притча третья)

 

Я притчу эту изменю слегка, на современный переделав лад.

 

В одной деревне жили два соседа. Дружили семьями, работали себе в усладу на своей земле. Весной цвели сады на двух участках, и небольшой лесок у каждого взрослел. У каждого в семье родился сын. Когда у двух друзей-соседей повзрослели сыновья, однажды две семьи за праздничным застольем вынесли решенье твёрдое — своим сыновьям отдать всё в управленье.

 

— Что сеять и когда, пусть наши сыновья теперь решают. А мы с тобой, друг мой, ни взглядом, ни намёком даже теперь перечить не должны своим сынам, — сказал один.

 

— Согласен, — отвечал другой, — пусть наши сыновья, коль захотят, и дом по-своему переиначат. Сами одежду выбирают, какой необходим им скот и скарб — сами решают.

 

— Хорошо, — отвечал второй, — пусть наши сыновья самостоятельными станут. И сами выберут себе невест достойных. Для наших сыновей, друг мой, пойдём невест мы вместе сватать.

 

Так твёрдо порешили два соседа-друга. Их начинанье жёны поддержали, и стали семьи жить под управленьем повзрослевших сыновей. Но с той поры по-разному сложилась жизнь у двух семей.

 

В одной сын деятельным стал, считался со всеми, и потому в деревне его первым стали звать. В другой — сын вдумчивым, медлительным всем окружающим казался, его вторым и стали называть. Первый спилил и свёз молодой лес, отцом посаженный, на рынок. Он легковой автомобиль купил взамен коня и трактор маленький. Сын первого соседа предприимчивым считался. Определил предприниматель, что в году грядущем резко возрастёт в цене чеснок, и в этом он не ошибся. Все насаждения с земли своей повыдергал, засеял поле чесноком. Отец и мать, коль слово дали, старались сыну помогать во всём. Чеснок семья продала с выгодой большой. Из современных материалов стали строить дом огромный, строителей наняв. А сын-предприниматель всё не унимался, с утра до вечера считал, чем бы повыгоднее поле по весне засеять. И высчитал к концу зимы, что выгоднее всего поле по весне засеять луком. И снова выгодно продал свой урожай, автомобиль себе купил, считавшийся шикарным.

 

Однажды на дороге полевой встретились сыновья двоих соседей. Один в автомобиле ехал, другой в повозке, запряженной кобылкой резвой. Остановил свой автомобиль удачливый предприниматель. Меж двух соседей состоялся разговор:

 

— Смотри, сосед, в автомобиле еду я шикарном, а ты по-прежнему передвигаешься в телеге. Я строю дом большой, а ты — в отцовском, стареньком живешь. Наши отцы и матери всегда между собой дружили, я тоже по-соседски тебе помочь могу, коль хочешь, подскажу тебе, чем выгоднее всё засеять поле.

 

— Спасибо за желание оказать услугу, — второй сосед с телеги отвечал, — но только я свободой для своих мыслей дорожу.

 

— Так я ж не посягаю на свободу твоих мыслей. Лишь искренне помочь тебе хочу.

 

— Спасибо и за искренность тебе, добрый сосед. Свободу мысли неживое отнимает, к примеру, автомобиль, в котором ты сидишь.

 

— Как может отнимать автомобиль? Твою телегу он свободно обогнать может, и я дела свои, пока до города доедешь ты, уж завершить смогу. И всё благодаря автомобилю.

 

— Да, обогнать телегу твой автомобиль, конечно, может, но ты при этом за рулём сидишь и вынужден за руль держаться непрерывно и что-то постоянно на ходу переключать и всё время смотреть на приборы и на дорогу. Моя лошадка медленнее, чем автомобиль, бежит, но я при этом могу ничего не делать с ней, не отвлекать тем самым на движенье мысль. Могу уснуть, лошадка к дому прибежит сама. Ты говорил, проблемы есть с бензином, лошадка корм на пастбище найдёт сама. Да и к тому ж, скажи, куда сейчас ты так спешишь в своём автомобиле?

 

— Хочу запчасти впрок купить. Я знаю, что сломаться может вскоре в моём автомобиле.

 

— Так значит, хорошо ты технику познал, что даже все поломки будущие точно представляешь?

 

— Да, хорошо! Я технику на курсах специальных три года изучал. Ты помнишь, я и тебя на эти курсы звал.

 

— Ты на три года мысль свою вот этой технике отдал. Той, что ломается, стареет.

 

— Твоя лошадка тоже постареет и умрёт.

 

— Да, конечно, постареет. Но перед этим успеет жеребёночка родить. Он вырастет, и я на нём поеду. Живое вечно служит человеку, а мёртвое лишь сокращает его век.

 

— Смешны деревне всей твои сужденья. Меня удачливым, богатым все считают, тебя — живущим лишь за счёт отцом нажитого. Ты даже на земле отцовской ни чуточку не изменил виды деревьев и кустов.

 

— Но я их полюбил. Понять старался всех предназначенье и взаимосвязь друг с другом. И тех, что чахнуть стали, взглядом и прикосновеньем подбодрил. Теперь в согласии всё весной цветёт, само, не требуя вмешательства, лишь жаждет к лету, к осени плоды свои преподнести.

 

— Действительно, приятель, странен ты, — вздохнул предприниматель, — всё ходишь да любуешься своим поместьем, садом да цветами. Тем самым, значит, говоришь, свободу мыслям своим предоставляешь.

 

— Да.

 

— А мысль свободная тебе зачем? Что толку от свободы мысли?

 

— Затем, чтоб все творения великие познать. Чтобы счастливей быть, тебе помочь.

 

— Мне?! Эко ты хватил! Я в жёны взять могу лучшую девицу на деревне, любая за меня пойдёт. Все быть богатыми хотят: в просторном доме жить и на моей машине ездить.

 

— Богатым быть — не значит быть счастливым.

 

— А бедным?

 

— И бедным быть нехорошо.

 

— Ни бедным, ни богатым, а каким?

 

— Достаток всем необходим. Самодостаточность ещё иметь неплохо. Осознанность происходящего вокруг. Приходит счастье к людям ведь не вдруг.

 

Предприниматель ухмыльнулся и уехал быстро. А через год собрались два отца-соседа на совет. Решили, что пора им сватать для своих сынов невест. Когда спросили у них, кого из девушек деревни они хотели б в жёны взять, то своему отцу ответил сын-предприниматель:

 

— Дочь старосты деревни по нраву мне отец, её я в жёны взять хочу.

 

— Я вижу, сын мой, ты — молодец. Дочь старосты деревни на всю округу лучшая по красоте. Все приезжающие в гости к нам в деревню из ближних сёл и дальних мест приходят в восхищение, её увидев. Но, только ведь и своенравная она. Ум этой девы необычной даже родители её понять не могут. Её и странной можно посчитать, да за советом к ней и исцеленьем от недугов из разных сёл всё больше женщины идут, детей своей к девице этой молодой приносят.

 

— Так что с того, отец? Не лыком шит и я. В деревне нашей дома нет просторнее, машины лучше, чем моя. К тому же видел дважды, как долго и задумчиво смотрела на меня она.

 

Отцу второму на вопрос:

 

— Кто из деревни всех более по нраву тебе, сын?

 

Ответил юноша:

 

— Дочь старосты деревни я люблю, отец.

 

— А как она относится к тебе, сынок? Ты видел взгляд её влюблённый?

 

— Нет, отец. Когда встречал её случайно, ресницы опускала дева.

 

Соседа два одновременно решили сватать невесту для своих сынов. Пришли, расселись чинно. Староста деревни дочь свою позвал и ей сказал:

 

— Вот, дочь моя, сваты пожаловали к нам. Сразу от двух парней, желающих взять тебя в жёны. Мы вынесли совместное решение — тебе из двух избранника определить. Ты можешь нам сейчас о нём сказать иль будешь думать до рассвета?

 

— Рассветов я в мечтах немало провела, отец, — тихо сказала дева молодая, — могу сейчас дать вам ответ.

 

— Так говори, мы ждём все с нетерпеньем.

 

Ответила красавица сватам пришедшим так:

 

— Спасибо, вам, отцы, всем за вниманье. Сынам сватов спасибо за желанье с моею жизнь свою соединить. Прекрасных вырастили вы сынов, отцы, и выбор труден мог бы быть, кому из двух судьбу свою вручить. Но я хочу детей родить, и чтобы дети были счастливы. В достатке дети жить могли, в свободе и любви, и потому, того, кто всех богаче, полюбила.

 

Отец предпринимателя встал гордо. Второй отец потупившись сидел. А дева подошла к отцу второму, пред ним колени преклонила, сказала, не подняв ресниц:

 

— Я с вашим сыном хочу жить.

 

Поднялся с места своего и староста деревни, хотел он видеть дочь свою живущей в доме, что в деревне считался богатейшим, а потому со строгостью сказал:

 

— Слова ты правильные говорила, дочь моя, отцовское порадовала сердце рассудительность твоя. Но ты не к самому богатому в деревне подошла, колени преклонила. Самый богатый здесь другой. Вот он.

 

И староста, рукою указав на отца предпринимателя, добавил:

 

— Их сын построил дом просторный. Машина, трактор, деньги есть у них.

 

Дева к отцу приблизилась, ответила на строгие недоумённые слова:

 

— Конечно, прав ты, папенька. Но я о детях говорила. Какой же прок для деток будет в тех вещах, которые ты перечислил? Трактор сломается, пока они растут. Машина поржавеет, обветшает дом.

 

— Пусть так, пусть верными твои слова я посчитаю. Но денег много будет у детей, и новые они приобретут себе и трактор, и машину, и одежду.

 

— И сколько ж «много», мне б хотелось знать?

 

Отец предпринимателя гордо усы и бороду разгладил, степенно и весомо отвечая:

 

— А денег столько у сына моего, что если надо три таких же, как уже имеется у нас, хозяйства купить можно враз. А лошадей таких, как у соседа, не только две, целый табун приобрести мы можем.

 

Смиренно опустив ресницы, отвечала дева:

 

— Я счастья вам и сыну вашему желаю. Но денег нет таких на всей Земле, чтоб можно было сад на них купить отцовский, где всяка веточка лишь к взращивающему тянется с любовью. И не купить за деньги преданность коня, что жеребёночком играл с ребёнком. Поместье ваше деньги производит, поместье моего любимого — достаток и любовь.

 

ГЛАВНАЯ

Связь с создателем сайта

Книги представлены для ознакомления,
приобрести их можно
здесь.

Создание сайтов - sitearts.ru

Сайт был полезен? Можете помочь развитию идей ЗКР! Нажмите на эту кнопку