Зверь или человек?

 

 Мы продолжили путь к дому Анастасии. Одежду свою она так и оставила в дупле дерева. Калоши тоже туда положила. Осталась в лёгком коротком платьице.

 

Она взяла мой рюкзак, предложив помочь нести его.

 

Босая, необыкновенно лёгкой и грациозной походкой таёжная красавица шла впереди меня, легко помахивая рюкзаком, который держала одной рукой.

 

Мы всё время разговаривали. Говорить с ней было очень интересно на любые темы. Может быть, потому интересно, что у неё какие-то странные свои обо всём суждения.

 

Иногда Анастасия перекруживалась во время ходьбы. Поворачивалась ко мне лицом, разговаривала, смеялась и так шла некоторое время, «задом наперёд», увлекаясь разговором и не глядя под ноги. Непонятно, почему она ни разу не споткнулась, не уколола босую ногу о сучок сухой ветки? Никакой видимой тропы на нашем пути не было, но и не было обычных таёжных препятствий.

 

На ходу она иногда трогала или быстро поглаживала то листочек, то веточку кустика. Наклонившись, не глядя, срывала какую-нибудь травинку и... съедала её.

 

«Прямо как зверёк», — подумал я.

 

Когда попадались ягоды, Анастасия протягивала их мне, и я тоже ел их на ходу.

 

Мускулатурой какой-то особенной её тело не отличалось. Вообще, Анастасия среднего телосложения. Не худая и не толстая. Упитанное, упругое, очень красивое тело. Но сила в нём, по-моему, довольно приличная, и реакция очень неплохая.

 

Когда я споткнулся и начал падать, выставив вперёд руки, Анастасия молниеносно повернулась, быстро подставила свою, свободную от рюкзака руку, и я упал грудью на её ладонь с растопыренными пальцами. Упал, не коснувшись своими руками земли.

 

Она удержала моё тело ладонью одной руки, выровняла его. При этом она продолжала что-то говорить, даже нисколько не напрягаясь.

 

Когда я выпрямился с помощью её руки, мы продолжили путь, словно ничего не случилось. И я подумал почему-то про газовый пистолет, который был в моем рюкзаке.

 

Таёжная отшельница хоть и красавица, всё же заманила меня в ситуацию, где я никак не защищён от всевозможных неприятных случайностей.

 

За разговорами как-то незаметно мы проделали уже немалый путь. Вдруг Анастасия остановилась, поставила под дерево мой рюкзак и радостно сообщила:

 

— Вот мы и дома!

 

Я огляделся. Небольшая аккуратная поляна, цветы среди величественных кедровых деревьев, но абсолютно никаких построек. Даже шалаша я не увидел. Вообще ничего! Даже примитивного временного ночлега не увидел! А она радуется. Словно к жилищу комфортному мы подошли.

 

— А дом где? Как спать, есть, от дождя укрываться? — едва сдерживая тревогу в голосе, спросил я.

 

— Это и есть мой дом, Владимир. Здесь всё имеется.

 

Смутное чувство тревоги всё больше стало овладевать мной.

 

— Где это всё? Дай чайник, чтобы хоть воды вскипятить на костре, топор.

 

— Чайника и топора нет у меня, Владимир... Костёр хорошо бы не разводить...

 

— Да ты что говоришь? Чайника даже у неё нет! Ты же меня сама домой к себе пригласила, а слово «дом» у нормальных людей предполагает строение с крышей над головой, в котором имеются кухня, хотя бы одна спальня, запасы продуктов питания. У меня вода в бутылке закончилась. Ты же видела, когда я ел. Я и бутылку выбросил. Теперь только коньяка два глотка осталось. До реки или деревни день ходьбы, а я и так устал, пить хочу. Ты где воду берёшь? Из чего пьёшь?

 

Увидев моё волнение, Анастасия забеспокоилась, быстро взяла меня за руку и увлекла через полянку в лес, по пути приговаривая:

 

— Только не беспокойся, Владимир! Пожалуйста. Не расстраивайся. Я всё сделаю. Ты отдохнёшь. Выспишься. Я всё сделаю. Тебе не будет холодно. Ты хочешь пить? Я сейчас напою тебя.

 

Всего в десяти-пятнадцати метрах от поляны, за кустами, перед нами оказалось небольшое таёжное озеро. Анастасия быстро зачерпнула ладошками пригоршню воды и поднесла к моему лицу.

 

— Вот вода. Попей, пожалуйста.

 

— Да ты что, Анастасия, совсем одичала? Как можно пить сырую воду из какой-то лесной лужи? Ты же видела, я боржоми пил. На теплоходе мы воду речную даже для мытья через фильтр специальный пропускаем, хлорируем, озонируем.

 

— Это не лужа, Владимир. Здесь чистая, живая вода. Она хорошая! Не убитая наполовину, как у вас. Эту воду можно пить, она как молоко от мамы. Смотри.

 

Анастасия поднесла ладони к своему лицу и выпила из них воду.

 

У меня вырвалось:

 

— Анастасия, ты зверь?

 

— Почему же зверь? Потому что постель моя не такая, как у тебя? Машин нет? Приспособлений всяких?

 

— Потому что живёшь, как зверь, в лесу, ничего не имеешь, и, похоже, тебе это нравится.

 

— Да, мне нравится здесь жить.

 

— Вот видишь, сама и подтвердила.

 

— Ты считаешь, Владимир, характерным отличием человека от всего живущего на Земле является наличие у него искусственно созданных предметов?

 

— Да! А ещё точнее сказать — цивилизованного быта.

 

— Ты считаешь свой быт более цивилизованным? Да, конечно же, ты так считаешь. Но я не зверь, Владимир.

 

Я — человек!

 

ГЛАВНАЯ

Связь с создателем сайта

Книги представлены для ознакомления,
приобрести их можно
здесь.

Создание сайтов - sitearts.ru

Сайт был полезен? Можете помочь развитию идей ЗКР! Нажмите на эту кнопку